Быль. Факты и только факты.

Дед Внуков

Крейсер “Курск”

 В праздник морской, хотя бы раз в году, вспомнить о крейсере “Курск”. “Сражён булатом, он спит в земле сырой”.

 В мирное время, в своих водах, погибла команда. Погубили людей никому не причинивших зла, так, ни за что, ни про что.

 Обидно. Подпевалы всех мастей давали определение совсем другое, умышленно уводя от истины. Вышепоставленные несли ахинею, одна чуднее другой.

 А ларчик просто открывался, зло уже было запущено. Решено потопить его. Решение было принято, разумеется, на самом высоком уровне, понятно и ежу! Для этого, через тысячи миль, к нашим берегам и прибыли две лодки, с обычными торпедами. При взрыве у борта вырывается 14 квадратных метров. В пробоину хлынула вода и снова, через несколько секунд “пли” пошла в эту пробоину вторая торпеда. Это 315 килограмм ТГА (не думаю, как бывший матрос, что импортные торпеды резко отличаются от наших). После этого крейсер обречён.

 Риск для лодок был минимальный, мотив простой: Израненный, но зверь, добивай его! Тут о стране России.

 Очень похоже уже было в 1955 году с линкором “Новороссийск”, тогда не было установлено кто заложил мины: англичане или итальянцы.

 Сегодня с нами поступили нагло и цинично. Мы выглядели как ягнята. Нас бьют, а мы молчим. Были, конечно, и патриоты - предлагали потопить эти лодки. Вот как быть слабым! Заклюют!

 В доказательство зла, которое было запущено раньше, предчувствие людей. Уходя из жилья, члены команды стали вести себя странно. Например, один вернулся и сказал, как его опознать потом, другие уходили, прощаясь как бы навсегда. Перед другими вдруг произвольно раскалывается зеркало, по народному поверью - будет беда. Дальше перечислять не будем - родные знают. Всё просто, души обречённых подавали сигналы бедствия ещё на берегу. И вряд ли когда-либо, преступники будут каяться - для них это обычное дело.

 Хотелось бы добавить. Прошло 20 лет, пора сказать народу правду, чьи торпеды взорвались! Или так и будем бояться?

P.S. Видно нынешнее руководство страны принимает меры, чтобы “не заклевали” и не повадно было подходить близко.